Медиа Пульс » Новые технологии » «Железный волк»: на что способен новый противник «Искандера» и ВКС, который точит зуб на Калининград и Беларусь (ФОТО)

«Железный волк»: на что способен новый противник «Искандера» и ВКС, который точит зуб на Калининград и Беларусь (ФОТО)

31 октября 2017
31.10.2017 - 7:45
«Железный волк»: на что способен новый противник «Искандера» и ВКС, который точит зуб на Калининград и Беларусь (ФОТО)

В нынешней предэскалационной обстановке на восточноевропейском и балтийском театрах военных действий, до предела «забитых» подразделениями СВ США и ОВС НАТО (включая истребительные и штурмовые эскадрильи, а также бронетанковые бригады), отчётливо просматривается оперативно-стратегическая милитаризационная картина, наблюдавшаяся в конце предвоенных 30-х годов ХХ века.
Подчёркивают это как многочисленные военные эксперты и историки, так и обыкновенные обозреватели, комментаторы и блогеры в сообществах социальных сетей и на известнейших информационно-аналитических ресурсах.
Примечательным является и то, что подобные аналогии можно провести не только относительно хронологического сходства перечня действий немецких войск непосредственно перед началом Великой Отечественной войны с нынешней подготовкой Объединённых ВС НАТО к эскалации, но и применительно к некоторым профашистским организациям и отрядам, которые не изменили своих названий и продолжили дальнейшую антироссийскую военную деятельность, но уже не на стороне Вермахта, а в пользу Североатлантического альянса в новом веке.
Одним из таких подразделений можно смело назвать механизированную пехотную бригаду «Железный волк» («Gelezinis Vilkas»), входящую в состав Сухопутных войск Литвы.
Хорошо известно, что изначально данное название происходит от древнейшего памятника литовской письменности — «Писем Гедиминаса», упомянутых в поэме «Пан Тадеуш» Адама Мицкевича, но есть у этого названия и куда более показательный (второй) корень происхождения — литовское фашистское движение «Железный волк», созданное в 1927 году Аугустинасом Вольдемарасом, которое в годы Второй мировой войны было далеко не последним силовым и диверсионно-разведывательным инструментом Вермахта на Прибалтийском театре военных действий.
Также аналогичное название до 1940-х гг. носил 3-й драгунский полк литовской армии. Механизированная пехотная бригада «Железный волк», сформированная в 1990 году, — совершенно иное войсковое подразделение, оснащённое и подготовленное по стандартам НАТО.
Структурно бригада представлена 4 пехотными батальонами, 1 артиллерийским батальоном, а также батальоном материально-технического обеспечения, расквартированными в четырёх районах Литвы.
Как известно, сегодня данное подразделение принимает активное участие в поддержке карательной операции ВСУ на Донбасском театре военных действий.
Так, в апреле этого года военные инструкторы входящего в состав бригады «Железный волк» батальона материально-технического обеспечения имени Князя Вайдотаса отправились в «незалежную» для обучения родственных украинских формирований важным моментам тыловой поддержки во время возобновления активной фазы противостояния.
Вплоть до августа военнослужащие-потомки гитлеровской армии натаскивали ВСУ в Учебном центре миротворческих сил на Яворовском полигоне во Львовской области. И это далеко не весь список литовской помощи для украинской хунты в проведении геноцида мирного населения и военнослужащих Донецкой и Луганской народных республик.
К примеру, в период с 2015 по 2016 годы Вильнюс передал Киеву более 150 тонн снятых с вооружения 5,45-мм патронов различного типа для модификаций АК-74.
Между тем, прямая поддержка неадекватного и ведомого режима Порошенко не является основным оперативно-тактическим родом деятельности Литвы на условном Европейском театре военных действий. В последнее время именно бригада «Железный волк» превратилась в ключевое подразделение НАТО на балтийском ОН, проходящее комплексную подготовку к грядущему противостоянию с ВС России на рубежах Западного военного округа, а также с ВС Белоруссии.
Возникает вполне логичный вопрос: почему именно бригада «Железный волк» позиционируется командованием НАТО в качестве передовой? Ведь есть добровольческое подразделение «Земессардзе» («Zemessardze»), входящее в структуру ВС Латвии и представленное 10 пехотными, 1 артиллерийским и 1 противовоздушным батальонами.
Всё дело в том, что именно юго-западный участок литовско-польской границы формирует наиболее критический и уязвимый оперативно-стратегический рубеж НАТО, называемый «Сувалкским коридором».
В случае крупномасштабного военного конфликта между Россией и Североатлантическим альянсом этот 100-километровый сектор литовско-польской границы должен быть прорван подразделениями ВДВ и Сухопутных войск России, а также СВ Белоруссии в первую очередь.
В ином случае мы имеем все шансы крайне быстро потерять Калининградскую область. И не стоит рассчитывать, что разворачиваемые зенитно-ракетные бригады С-300ПМ1 и С-400 «Триумф» (прикрываемые «Панцирями-С1» и «Торами-М2») способны спасти ситуацию, поскольку ВС Польши сегодня предпринимают ряд серьёзных шагов для парирования оборонительного потенциала Калининградского анклава.
В частности, достигается это посредством переброски к южной границе Калининградской области внушительного количества артиллерийских подразделений, вооружённых современными образцами ствольной и реактивной артиллерии.
К примеру, 31 августа 2017 года, 11-й Мазурский артиллерийский полк Сухопутных войск Польши получил первый дивизионный огневой комплект «Регина», представленный 24 155-мм самоходными артиллерийскими установками «Krab».
САУ «Краб» представляет собой комбинированную лицензионную модификацию британской САУ AS-90 и южнокорейской K9 «Thunder». Боевой модуль (башня и 155-мм нарезная пушка L31) позаимствован у британской AS-90, а шасси — у южнокорейской K9.
Следовательно, дальность стрельбы стандартными осколочно-фугасными и активно-реактивными снарядами (24700 и 30000 м соответственно) позволяет без труда вести огонь по приграничным населённым пунктам южной части Калининградской, а применение высокоточных штатовских корректируемых снарядов M982 Block 1A2 «Excalibur» (дальность 45 — 60 км) даст польским артиллеристам возможность «дотянуться» до таких городов, как Володино, Черняховск, Знаменск и Гусев.
Перехватить последние с помощью «Панциря-С1» вполне возможно, но лишь в ограниченном количестве, а, как известно, 11-й мазурский артиллерийский полк включает в себя ещё и дивизионы 152-мм колёсных САУ «Dana» и РСЗО «Град».
«Железный волк»: на что способен новый противник «Искандера» и ВКС, который точит зуб на Калининград и Беларусь (ФОТО)


САУ «Krab» Сухопутных войск Польши
На фоне такой повальной милитаризации подступов к Калининградской области максимальный упор должен быть сделан на переброску в анклав передовых высокоточных ударных комплексов типа дальнобойных ПТРК «Гермес» (в количестве 4 — 7 батарей с более чем 96 — 168 многоцелевыми двухступенчатыми ПТУР), способных уничтожать десятки активных и временно «спящих» огневых позиций противника как на ближних, так и на дальних дистанциях.
Пока о широкомасштабном обновлении наших войск «Гермесами» остаётся только мечтать, вся надежда лишь на ОТРК «Искандер», способными одномоментно спроецировать на противника эшелонированный удар малозаметными крылатыми ракетами Р500 (9 М728) и оперативно-тактическими баллистическими ракетами 9 М723-1.
Формирование «Сувалкского коридора» станет первостепенной задачей для ВС России и Белоруссии, ведь контроль именно над этим стратегически важным «перешейком» даст возможность: предельно ограничить боевые возможности литовской, латвийской и эстонской армий; «закрыть в котле» все механизированные подразделения ОВС НАТО, переброшенные в эти государства за последние годы и действующие на ротационной основе; а также обеспечить бесперебойные поставки в Калининградскую область всего необходимого вооружения, ГСМ, ремонтного оборудования и т. д. для успешной обороны нашего западного анклава.
Между тем, для реализации данного сценария нашим и белорусским ВС необходимо будет серьёзно «попотеть», так как уже сейчас прибалтийские государства ускоренными темпами превращаются в мощнейшие укрепрайоны, напичканные штатовскими, британскими, французскими, немецкими и испанскими, которые совместно с вышеописанной механизированной бригадой «Железный волк» на регулярной основе отрабатывают многочисленные приёмы тактического взаимодействия на прибалтийском участке Европейского ТВД.
Так, начиная с июня 2016 года, в рамках широкомасштабных международных манёвров ОВС НАТО на балтийском участке Европейского ТВД «Saber Strike-2016», были введены дополнительные крупные учения «Железный волк-2016», где одноимённая литовская бригада, совместно с многотысячной группировкой из подразделений ВС США, Дании, Польши, Германии, Франции и Люксембурга, одновременно на полигонах Сильвестраса Жукаускаса и Гайжюнай, оттачивала мастерство по созданию оборонительных рубежей от наступательных действий условного противника, оснащённого средствами сетецентрической увязки.
О степени важности этих учений свидетельствовал и список привлечённой со стороны стран-участниц НАТО военной техники, среди которой были: ОБТ «Leopard-2A4/5», M1A2, немецкие крупнокалиберные САУ PzH 2000, штурмовики A-10 °C и даже стратегические бомбардировщики-ракетоносцы B-52H «Stratofortress».
Следующие учения «Железный волк-2017» состоялись в июне 2017 года в составе 5,3-тысячного контингента ОВС НАТО. И наконец, последние учения под названием «Железный волк-2» проходят с 18 по 31 октября 2017 года, но с участием в разы меньшего контингента. Их особенностью является отработка непосредственно сетецентрического взаимодействия на уровне командующих штабов, а также отдельных подразделений и военнослужащих.
Что примечательно, организатором и ведущим звеном этих учений является командование Сухопутных войск США Европе.
Все эти действия указывают лишь на одно: для обороны «Сувалкского коридора» командование ОВС НАТО (включая ВВС США) готово использовать практически все виды неядерного тактического и стратегического вооружения. Для нанесения максимально возможного ущерба наступающим «костякам» СВ России и РБ Объединённые ВС НАТО планируют комплексировать удары высокоточной ствольной и реактивной артиллерии (САУ «Krab» и HIMARS) c работой стратегической, тактической и армейской авиации.
Далеко не последнюю роль здесь будут играть развёрнутые в Латвии ударные вертолёты AH-64D «Apache Longbow» и F-16 °C/D Block 52+ ВВС Польши, активно вооружаемые дальнобойными тактическими ракетами JASSM-ER.
Крайне положительным для нас стратегическим моментом является то, что количество развёрнутых в северо-западной части Белоруссии и Калининградской области дивизионов ЗРК С-300ПС и С-400 позволяет свести к нулю даже наиболее массированный ракетно-авиационный удар ОВВС НАТО; довершают картину многочисленные наземные комплексы радиоэлектронной борьбы, осуществляющие постановку помех в дециметровом L-диапазоне модулям спутникового GPS-наведения, установленным на крылатых ракетах большой дальности, а также активным радиолокационным головкам самонаведения в X-/Ka-диапазонах сантиметровых/миллиметровых волн.
В то же время известно, что для эффективного подавления «блуждающих» огневых позиций мобильных артиллерийских средств на территории, к примеру, Литвы потребуется качественная работа ударных вертолётов (Ка-52 и Ми-28Н) и ударной тактической авиации (Су-30 СМ и Су-34); здесь-то и встаёт ребром вопрос безопасности вышеперечисленных машин во время охоты за «сложными» наземными целями.
Всё дело в том, что противовоздушные возможности ВС Литвы и Польши не стоят на месте. В частности, 26 октября 2017 года в Вильнюсе, между Министерством национальной обороны Литвы и норвежской компанией «Norwgiab Kongsberg companies» был подписан 110-миллионный контракт на закупку двух батарей зенитно-ракетного комплекса средней дальности «NASAMS 2», которые должны быть приняты на вооружение литовской армии к 2021 году (в данный момент ПВО/ПРО Литвы обладает крайне низкими возможностями как в борьбе с аэродинамическими целями, так и в перехвате тактических ракет и СКР, ведь на вооружении находятся лишь шведские переносные ЗРК RBS-70, а также польские ЗРК «Grom-2» с радиусом действия до 7 и 5,5 км соответственно).
Данные комплексы не представляют столь серьёзной для тактической авиации ВКС России, что нельзя сказать о «NASAMS 2».
Разработанный в 1994 году ЗРК «NASAMS» («Norwegian Advanced Surface-to-air Missile System») по сей день является достаточно продвинутым западноевропейским средством ПВО малой и средней дальности.
Основным его преимуществом стало применение адаптированных к пуску из наземных ПУ ракет класса «воздух-воздух» AIM-120A, оснащённых активной радиолокационной головкой самонаведения, что в разы улучшило производительность комплекса при отражении массированного ракетного удара противника.
В частности, при подлёте к цели типа «истребитель» (с ЭПР 3 м?) на дальность 20 — 25 км АРГСН ракеты AIM-120 °C «захватывает» её, происходит переход в режим «пустил-забыл», в то время как операторы, размещённые на автоматизированных рабочих местах в пункте боевого управления (ПБУ) могут оперативно переходить к пеленгованию и перехвату новой «порции» целей.
Таким образом, даже при весьма ограниченной целевой канальности многофункционального сантиметрового радиолокатора AN/TPQ-64 / AN/MPQ-64F1 в 3 цели, количество одновременно поражаемых воздушных объектов может доходить до 8 — 10 и более (при условии наличия лишь одной МРЛС); и всё это благодаря использованию активного радиолокационного самонаведения.
«Железный волк»: на что способен новый противник «Искандера» и ВКС, который точит зуб на Калининград и Беларусь (ФОТО)


Основные «стрельбовые» элементы зенитно-ракетного комплекса «NASAMS/-2» — наклонная пусковая установка и многофункциональный радар сантиметрового диапазона AN/TPQ-64. Последний способен сопровождать на проходе 60 воздушных объектов противника и «захватывать» на точное автосопровождение 3. Логично, что батарея «NASAMS 2» имеет возможность одновременного наблюдения за 420 воздушными целями с фактическим «захватом» 24 объектов. На практике же, использование ЗУР с АРГСН AIM-120 °C позволяет одновременно обстреливать несколько десятков целей за 5 — 15 секундный период. В боекомплект последних версий ЗРК также будут введены управляемые ракеты ближнего воздушного боя семейства AIM-9M/X «Sidewinder»
В случае же, если одному или нескольким летательным аппаратам противника удаётся успешно применить дипольные отражатели и сорвать «захват» головкой самонаведения AMRAAM, может быть использован радиоканал коррекции и целеуказания для ЗУР на траектории.
В этом случае терминал боевой работы комплекса по радиоканалу связи с радаром AN/TPQ-64 — RRDL-NII сделает автоматический запрос на последние известные координаты цели, а затем скорректирует полёт AMRAAMa для «перезахвата» цели. Если вражеские средства воздушного нападения используют комплексы радиоэлектронного противодействия, препятствующие стабильной работе МРЛС AN/TPQ-64, для целеуказания и «перезахвата» может быть использован приданный самоходный оптико-электронный прицельный комплекс NTAS («Norwegian Tracking Adjunct System»), работающий в телевизионном и инфракрасном каналах визирования.
В то же время, NTAS будет малоэффективен в сложной метеорологической обстановке (туман, снег и т. д.). Следовательно, для противодействия комплексам NASAMS-2, поступившим на вооружение литовской армии, идеально подходит активное использование средств РЭБ (работающих в Х-диапазоне частот от 8 до 10 ГГц), совмещённое с неблагоприятной метеорологической ситуацией.
Необходимо отметить, что на вооружение СВ Литвы поступит модернизированная версия ЗРК «NASAMS 2», которая имеет существенные отличия от ранней модификации.
Касается это как численного состава батареи, так и технических возможностей новых ракет-перехватчиков. Одна батарея усовершенствованного комплекса будет представлена уже не 3 взводами с 9x6 наклонными пусковыми установками на 54 зенитные ракеты AMRAAM, а 4 взводами с 12 аналогичными пусковыми установками на 72 ЗУР семейства AIM-120.
Вычислительные возможности высокопроизводительной системы управления огнём, размещённой в ПБУ, позволяют реализовать высочайший темп стрельбы батарейного звена в 5 ЗУР за 1 секунду. При массированном ракетном ударе противника весь боекомплект может быть израсходован всего за 15 секунд. Эти способности также реализованы благодаря активному радиолокационному принципу наведения зенитных ракет.
«NASAMS 2» также можно причислить к наиболее совершенным средствам ПВО/ПРО сухопутных войск, что объясняется наличием большого количества многофункциональных РЛС управления огнём: в составе одной батареи находится до 8 МРЛС AN/MPQ-64 F2 «Sentinel 3D» (либо AN/TPQ-64); это обеспечивает отличную живучесть комплекса в случае противорадиолокационного удара со стороны противника.
Здесь сразу вспоминаются отечественные войсковые зенитно-ракетные комплексы средней дальности «Бук-М1» и большой дальности С-300В «Антей», где каждая батарея, помимо основных радаров целеуказания/наведения 9С18 М1 «Купол-М1», 9С32 и 9С19 М? «Имбирь», имеет по 6 радаров подсвета цели, размещённых на самоходных огневых установках 9А310 М1 («Бук-М1») и 6 радаров на мачтах, размещённых на 4 ПУ 9А83 и 2 ПУ 9А82 (у комплекса С-300В).
Это обуславливает превосходство последних перед семейством ЗРК С-300П/ПМ, где для выведения из строя одного дивизиона достаточно уничтожить РПН 30Н6Е.
Тем не менее, стоит обратить внимание, что при выведении из строя наших радаров «Купол-М1», «Имбирь» и 9С32 комплексы «Бук-М1» и С-300В столкнуться со сложностями поиска средств воздушного нападения противника (время реакции возрастёт), ведь РЛС наведения, размещённые на ПУ, не предназначены для беглого и эффективного обзора больших секторов воздушно-космического пространства. Радары же «Sentinel» отлично выполняют все обзорные и огневые функции.
Так что потеря пары-тройки батарейных «Сэнтинелов» не лишит «NASAMS 2» возможности далее перехватывать вражеские цели.
Зенитно-ракетный комплекс «NASAMS 2» имеет гибкую и легко обновляемую модульную архитектуру управляющих и стрельбовых элементов.
В частности, если первая модификация комплекса оснащалась управляемыми ракетами AIM-120A c дальностью в 20 — 25 км (при наземном пуске дальность уменьшается ы 3 — 4 раза в связи с высокой плотностью тропосферы), то в боекомплект «NASAMS 2» могут быть интегрированы более современные варианты с увеличенной дальностью, к примеру, — AIM-120 °C-7, либо AIM-120D, позволяющие добиться дальности в 40 — 55 км.
Для этого достаточно лишь обновить программное обеспечение ПБУ. В таком исполнении боевой потенциал норвежского ЗРК заметно опережает возможности комплекса «Бук-М1» и примерно соответствует варианту «Бук-М1-2» (по дальности и скорости поражаемой цели). По огневой производительности «Бук-М1-2» продолжает уступать норвежскому изделию.
Что касается максимальной скорости поражаемой цели, то для технологических реалий ХХI века это скорее слабая сторона «NASAMS 2». Данный показатель составляет 3600 км/ч, чего на фоне появления перспективных гиперзвуковых элементов высокоточного оружия, пикирующих на цель со скоростью в 4–4,5 М, является, мягко говоря, недостаточно.
Более того, «NASAMS 2» не сможет перехватить даже такой объект, как наша противорадиолокационная ракета Х-58УШК, которая при пуске с малого расстояния обладает подлётной скоростью в 3800 — 4000 км/ч. Ещё одной значительной «ахиллесовой пятой» закупаемого Литвой норвежского комплекса является нижняя граница зоны поражения цели, которая составляет целых 30 метров.
В условиях современного низковысотного участка театра военных действий, где ударно-разведывательные БПЛА, а также тактические крылатые ракеты способны огибать рельеф местности на высотах от 15 до 25 м, такой параметр может в прямом смысле этого слова похоронить «NASAMS 2» на поле боя (даже устаревающий ЗРК С-300ПМ1 способен сбивать СВН противника на высоте 10 метров).
Следующими двумя пунктами в списке недостатков можно считать малый радиогоризонт (25 км), обусловленный низким расположением антенного поста МРЛС AN/MPQ-64 F2, а также малую угломестную зону сканирования от 0 — 55°. Малый радиогоризонт не позволит батарее «NASAMS 2» самостоятельно реализовать полноценный дальностный потенциал последних модификаций AMRAAMOв (AIM-120 °C-7/D); для этого потребуется загоризонтное целеуказание от сторонних источников радиолокационной информации (самолётов ДРЛОиУ E-3 °C, тактических истребителей ВВС стран НАТО и т. д.).
Вполне возможно, что эта проблема уже решена путём интеграции в состав норвежского ЗРК обзорного радиолокационного комплекса «Giraffe AMB-3D», антенный пост которого размещается на 17-метровой мачте, установленной над кунгом с операторской кабиной (своего рода облегчённый вариант нашей вышки 40В6 М для РПН 30Н6Е).
Второй пункт исправить будет значительно сложнее: малый угол возвышения электронного луча (55 градусов) радаров AN/MPQ-64 F2, в дополнение к критически низкой высоте обнаружения в 12000 м, не только не позволяет комплексу самостоятельно (без внешнего целеуказания) поражать летательные аппараты противника на высотах в 15 — 17 км, но и создаёт воронку «мёртвой зоны» сектором 70 градусов.
Без перекрытия дополнительными батареями ЗРК и обзорными РЛС батарея «NASAMS 2» просто «не увидит» приближающиеся из глубин стратосферы элементы ВТО.
«Железный волк»: на что способен новый противник «Искандера» и ВКС, который точит зуб на Калининград и Беларусь (ФОТО)


Приданный ЗРК «NASAMS/-2» двухдиапазонный оптико-электронный прицельный комплекс NTAS
Подготовила Вильнюсу «сюрприз» и ещё одна особенность «NASAMS 2», касающаяся оперативности развёртывания на ТВД. Несмотря на размещение многофункциональных радиолокаторов «Sentinel» и ПБУ на прицепном колёсном шасси и грузовом автомобиле соответственно, платформы с наклонными модульными пусковыми установками для ракет AMRAAM не предназначены для ведения огня из походного положения и обычно снимаются с грузовых автомобилей повышенной проходимости «Sisu E13TP», а затем устанавливаются на гидравлически поднимаемых опорах в грунт.
Данная процедура занимает без малого 15 минут. А, как известно, в районе высокоинтенсивного военного конфликта каждая минута может стать решающей (наши «Трёхсотки» приводятся в боевое положение за 5 минут).
Читайте также: Турция готовится захватить Крым, — Тягнибок (ВИДЕО)
Как видите, характеристики приобретаемого Министерством национальной обороны Литвы ЗРК «NASAMS 2» крайне контрастны, и найти к нему достойный «лом» Воздушно-космическим силам России при необходимости не составит труда, но есть и такие его стороны, которые при определённых обстоятельствах могут привести к массе неприятностей, ведь комплекс может действовать в пассивном режиме с отключенными РЛ-средствами по внешним данным и данным ОЛС NTAS.
Здесь разбираться придётся уже операторам разведывательных дронов и самолётов радиоэлектронной и оптической разведки Ту-214Р.
Евгений Даманцев

Источник - Русская весна
Автор: mediapuls
Прочитали - 41
Распечатать
Комментировать