Медиа Пульс » Главные новости » Дмитрий Бавырин vs Альфред Кох: это не либерализм, это людоедство

Дмитрий Бавырин vs Альфред Кох: это не либерализм, это людоедство

1 января 1970
Дмитрий Бавырин vs Альфред Кох: это не либерализм, это людоедство
БАВЫРИН Дмитрий
Альфред Кох предложил лишить пенсионеров права голоса на выборах, поскольку многие из них «не до доживут до конца срок полномочий президента»
Альфред Кох в своей записи в фейсбуке написал, что «в России примерно 20% избирателей старше 65 лет. Средняя продолжительность жизни в России — 70 лет. То есть 20% избирателей скорее всего не доживут до конца срока полномочий президента, которого они выберут в 2018 году». Он сравнил эту ситуацию с собранием ТСЖ, когда человек, живущий в этой квартире временно и вскоре уедет в штаты на ПМЖ, «чисто по приколу» голосует за «дядьку с бородой», который «смешной и классно рассказывает как вы тут шикарно заживете через десять лет, когда он, наконец, победит в суде энергетиков и строителей».
«Конечно, вы тут же начнете возмущаться, кричать, требовать прекратить балаган и отобрать у него право голоса, раз уж он не будет наслаждаться вместе с вами результатами своего волеизъявления. И, разумеется, будете правы» — подытожил Кох.
Дмитрий Бавырин, политолог: Кох хотел бы вычеркнуть пожилых людей, оторые уже не производят прямой экономический продукт, из принятия политических решений
Это высказывание полностью вытекает из формации российских либеральных функционеров того поколения, к которому принадлежит Кох — конец 90-х, начало 80-х. Оно в силу государственно-исторической специфики достаточно сильно отличается от того направления либерализма, который был присущ Европе и западному миру на тот момент.
В США такую позицию называют не либерализмом, а наоборот консерватизмом. Эта позиция формировалась, во-первых, на отрицании коммунизма — причём даже не в идеологическом, а именно в политическом. То есть, либерализм был в первую очередь против коммунистической идеологии и коммунистической системы и только во вторую очередь за свои какие-то ценности.
Отсюда такое нетипичное для европейских или американских либералов, в отличие от консерваторов, симпатии к тоталитарным и агрессивным режимам правого толка в Латинской Америке и юго-восточной Азии — в первую очередь Аугусто Пиночетт. Поскольку они, эти режимы были именно антикоммунистическими в первую очередь, образовалась такая своеобразная симпатия. И этому мировоззрению очень свойственно достаточно дикое восприятие либеральной экономики при минимизации её социальной сущности.
Это было нормально для западного мира в 40-х годах, может быть, даже в 30-х, но во второй половине ХХ века такая позиция по отношению к пожилым избирателям — она уже считалась резко неэтичной.
Поэтому, когда мы говорим о формации Коха — надо понимать, что их кредо - не либерализм как таковой. Этот набор идей справедливо сравнивают с
людоедством.
Что касается чистой политологии, чистой системы — то электорат пожилых людей для либералов невыгоден, поскольку они стараются нивелировать социальные обязательства государства. Этот электорат, он против них — это было все 90-е. За КПРФ, за Зюганова, например, люди голосовали пожилые.
Это ещё одна составляющая российского либерализма — элитизм. И людей пожилого возраста, которые уже не производят прямой экономический продукт, они бы хотели из принятия политических решений вычеркнуть, базируясь на том тезисе, что выбирать и избирать должны налогоплательщики. Повторю, что такая позиция характерна для западного мира начала ХХ века.
Избиратели голосуют, исходя из своих интересов, из защиты собственных прав, которые могут различаться по странам. Понятно, что людям неработающим важны социальные и государственные блага, наоборот — работающим и занимающимся бизнесом нужны низкие налоги, облегчённый социальный фонд, и баланс современной развитой страны формируется за счёт того, что одни партии, например, левой ориентации, следят за тем, чтобы права пенсионеров были защищены, потому что это их электорат, а правые партии, в том числе либерального спектра — они, наоборот, защищают интересы бизнеса.
Вот этот баланс и обеспечивает стабильность и развитость системы. И то, что из системы распределения в этих рамках кто-то может быть вычеркнут — это глубоко неэтично.
Для человека, который претендует на то, что представляет прогрессивное мировоззрение и прогрессивную идеологию, говорить такие пещерные вещи, которые, к большому сожалению, в российской публицистике встречаются (их правда, редко позволяют себе люди, занимающиеся непосредственно политикой), позволяет себе либо несистемная оппозиция, которая перешла в категорию типа Каспарова, либо публицисты типа Юлии Латыниной или в даном случае Альфреда Коха.
Надо помнить, Кох, он как бы тролль, здесь скажет — там забудет, и предпочтёт красиво высказаться — это было заметно.
Но мне безумно грустно видеть подобные воззрения. Их позволяют себе люди, которые претендуют именно на прогрессивный взгляд на мир, на прогрессивную идеологию. Для каких-то мракобесов это можно было бы понять, но когда подобное говорят либералы — это, конечно, очень и очень грустно.

Источник - Русская весна (rusnext.ru)
Автор: mediapuls
Прочитали - 430
Распечатать
Комментировать