Медиа Пульс » Главные новости » За гранью: Британские власти забрали ребёнка за то, что его дедушка пережил Холокост

За гранью: Британские власти забрали ребёнка за то, что его дедушка пережил Холокост

1 января 1970
За гранью: Британские власти забрали ребёнка за то, что его дедушка пережил Холокост

Отец-одиночка из Киева, пианист Евгений Лукьяненко-Сойфертис, , искал лучшей жизни себе и сыну в просвещённой Европе где, как всем известно, текут молочные реки в кисельных берегах, свобода слова и права человека.


И нашёл, себе и, конечно же, сыну тоже. Также пианист нашёл многое другое - то, о чём забывают рассказать сторонники евровыбора. Теперь Евгений четвёртый год борется за своего сына, которого отняла опека из-за Холокоста: психологи заключили, что Евгений Сойфертис не может быть адекватным отцом, так как его собственный отец во Второй Мировой Войне прошел через гетто (и соответственно не смог воспитать Евгения нормальным человеком). Эти аргументы были представлены опекой в британском суде и приняты во внимание. Об этом

За гранью: Британские власти забрали ребёнка за то, что его дедушка пережил Холокост


Ещё 5 месяцев семья сражалась с системой в британском суде. 5 марта 2015 года суд постановил снять всякую опеку и надзор за семьёй Сойфертис. Но глупо надеяться на то, что английские чиновники отступятся. Отец и сын получили год передышки, пока ювеналы подготовили новую атаку, которая начала второй акт семейной трагедии.


Сыну Евгения сейчас 13 лет. Мальчик был отобран второй раз у своего отца по приказу детских социальных служб Великобритании округа Мэдуэй 9 апреля 2015 года из за обвинений, которые были признаны впоследствии уголовным судом сфабрикованными. Это произошло вопреки предостережениям врача, который предупредил о губительных последствиях такого шага для психики ребенка.

Теперь ребёнок удерживается насильно в приемной семье, в нарушение своего элементарного человеческого права жить со своим родным отцом.
В нарушение своих элементарных прав и против своей воли, в соответствии с приказом семейного суда, ребенок должен насильно удерживаться в приемной семье до 18 лет. Ему разрешено видеться со своим отцом 6 раз в год по 1 часу. Ему запрещено пользоваться телефоном и электронной почтой. Мальчик находится под круглосуточным наблюдением чужих людей, чтобы помешать случайным встречам с отцом.


Окружной судья, Вероника Хаммертон, поддержала позицию местных органов власти и психолога Mелани Гилл, которые утверждают, что Евгений не может быть хорошим отцом своему сыну, потому что отец Евгения пережил Холокост и был в гетто во время Великой Отечественной войны. Кроме того, Евгений Сойфертис родился и вырос в Советском Союзе, где, по мнению британского правосудия, был подвержен бытовому антисемитизму в процессе взросления, и в связи с этим неадекватен.


Евгений и его сын преследуются местными органами власти потому что они жаловались в СМИ и обращались с петицией о помощи в Европейский Парламент из за расовой, религиозной и языковой дискриминации, a также за участие в фильме РТ (российского телевидения) "Не отнимайте наших детей". Под угрозой 2 летнего тюремного заключения, суд запретил Евгению разглашать какую либо информацию о происходящем с ним и его сыном, публично называть имена работников ювенальных и других служб, которые насильно удерживают его сына. Это называется - свобода слова и права человека по-английски. Не удивляйтесь.


– Да, меня могли бросить за решетку. Есть случаи, когда нарушивших этот запрет родителей заключали в тюрьму, — рассказывает Сойфертис. – Суд запрещает давать какие-либо интервью СМИ, ни одна английская газета не напишет о подобных случаях, тем более с указанием имен и фамилий. Это запрещено, иначе газету закроют. Свобода слова? О, Господи! О чем вы? Какая свобода слова?! Но я ни секунды не сомневался: об этом надо говорить, и с самых высоких трибун. Мне повезло. Татьяна Аркадьевна не просто выслушала и прониклась нашей бедой, все это время она держала дело на личном контроле. В марте прошлого года именно она инициировала специальное слушание Комитета по петициям по проблеме ювенальной юстиции и принудительному изъятию детей из семей для дальнейшего усыновления.


Мальчику запрещены встречи с его адвокатом. Ему также запрещено знакомиться с материалами своего дела, а также с Конвенцией ООН о Правах ребенка. Ребенок продолжает забывать русский язык, теряет свое культурное наследие, страдает от депрессии и приобщается к европейским ценностям, вырастая настоящим британцем. Правосудие и закон -- торжествуют!

Интервью Евгения Сойфертиса каналу ЛенТВ, данное в июле 2013 года, через год после первого изъятия ребёнка:


Источник - Агентство «Новороссия»
Автор: mediapuls
Прочитали - 238
Распечатать
Комментировать