Медиа Пульс » Главные новости » Один Иерусалим — две столицы. На пороге 2018 года

Один Иерусалим — две столицы. На пороге 2018 года

1 января 1970
Один Иерусалим — две столицы. На пороге 2018 года

ЛЕПЕХИН Владимир
Под занавес 2017 года администрация Дональда Трампа преподнесла миру сюрприз в виде решения о придании Иерусалиму статуса столицы Израиля и последующих грозных заявлений по этому поводу.
С моей точки зрения, названный сюрприз стал катализатором самых разных конфликтных процессов — как эскалации противостояния мусульман и иудеев на Ближнем Востоке, так и формирования новых трансрегиональных коалиций. Так, на прошлой неделе эта ситуация заставила каждую сколько-нибудь значимую страну мира определиться — с кем она: с произраильской коалицией США-Гондурас, с теми, кто на минувшей неделе проголосовал в ООН против переноса столицы Израиля в Иерусалим, или же с теми, кто пока не определился и предпочитает благоразумно выжидать, чья возьмет.
Особенный сумбур и смятение произраильская внешнеполитическая инициатива Госдепа внесла в странах Южного Кавказа и в Турции.
Ереван, который — в лице армянской апостольской церкви — имеет давние и прочные позиции в Иерусалиме, естественным образом выступил против изменения официального статуса этого города, после чего Армения попала в список стран, которым Трамп пригрозил сокращением финансовой помощи.
Азербайджан, поддерживающий партнерские отношения с Израилем и более чем дружественные связи с Турцией, занявшей подчеркнуто антиизраильскую позицию, оказался в ситуации вынужденной корректировки своих отношений с Тель-Авивом.

Но особенно неоднозначной выглядит сегодня позиция Анкары.
Реджэп Эрдоган, по инициативе которого в ООН и был внесен проект резолюции по Иерусалиму, стал основным критиком Трампа и Нетаньяху за их наступление на права и интересы мусульман. При этом по вопросу о новой столице Израиля он вынужденно оказался чуть ближе к Еревану и чуть дальше от Баку. Впрочем, в Армении многие не в восторге от перспективы сближения с Турцией. Здесь нашлись силы, которые считают, что США и Израиль, оказавшись в подавляющем меньшинстве в ООН при голосовании по вопросу о статусе Иерусалима, готовы на сближение с Арменией, а потому как никогда близки к признанию турецкого геноцида армян и независимости НКР.
Такой вот получается замкнутый круг в региональном четырехугольнике Израиль — Турция — Азербайджан — Армения, в котором все двусторонние и иные отношения пришли в хаотическое движение.
Некоторые наблюдатели отмечают, что Госдеп фактически в одночасье разрушил последние сомнения большинства мусульман по вопросу о том, стоит ли доверять США. В свою очередь, Россия по факту в очередной раз стала ядром антиамериканской коалиции не только в ООН, но и на всем Ближнем Востоке. Так что если вернуться к замкнутому кругу двусторонних отношений в системе названных выше четырех стран, следует признать, что сегодня каждая из них ищет свой собственный и новый путь во внешней политике.
Турция видит выход из замкнутого круга в стремлении использовать инициативу Трампа как повод для обеспечения своего лидерства если уже и не в исламском мире, то хотя бы в регионе. Эрдоган вновь акцентировал внимание мировой общественности на том, что Анкара уже давно предложила утвердить столицей Палестины Восточный Иерусалим, попытавшись поднять на антиизраильской риторике свой рейтинг. При этом адресатом все более жестких популистских заявлений турецкого лидера в последнее время являются не только мусульманские страны и турецкие избиратели, но также европейские политики и Госдеп. Из этой серии, в частности, заявления некоторых турецких политиков о том, что пора вернуть столицу страны в Стамбул, поскольку это станет-де неким зеркальным ответом США и Израилю на стремление перенести столицу Израиля в Иерусалим.
Армении вся эта неразбериха в соседних странах только на руку: в такой ситуации проблема Карабаха начинается вроде как разворачиваться в сторону Еревана. А вот что должен делать в нынешней ситуации Азербайджан? Как, с одной стороны, не пойти на поводу у Эрдогана и избежать излишней исламизации и деевропеизации, а с другой — не выпасть из состава нового и перспективного регионального альянса с участием России, Турции и Ирана?
Известный российский политолог и тюрколог Станислав Тарасов в своей недавней статье «Баку развернулся от Москвы к Анкаре и снова увидел Москву» полагает, что сегодня Запад теряет влияние на Баку» и задается вопросом — «Как это скажется на будущем Азербайджана»? С моей точки зрения, будущее это страны самым непосредственным образом зависит от той роли, которую возьмет на себя Баку в новой укрепляющейся трансрегиональной коалиции Россия — Иран — Турция. В этом смысле — чем дальше будет Азербайджан от Евросоюза и НАТО в политическом плане, тем для него будет лучше.
Полагаю, что судьба каждой из стран Ближнего Востока и Южного Кавказа уже мало зависит от Брюсселя и Лондона. Состав ключевых игроков в регионе существенно изменился. В минувшем году ими были, помимо США, Китай и Россия. Соответственно, и Баку, и Анкаре, и Тегерану, и Еревану, и даже Багдаду с Амманом (Дамаск давно определился) следует определиться, в какой связке они находятся с каждой из трех названных выше геополитических сил.
При этом нужно понимать, что США — при всей их мощи и коварстве — уже абсолютно не договороспособная сторона. Да, эту сторону нужно бояться, но лучше от неё держаться подальше. Как можно дальше.
Китай, при всем его растущем геополитическом влиянии — потенциальный выгодный стратегический партнер для стран Ближнего Востока и Кавказа, с которым следует выстраивать долгосрочные отношения; но он далеко — и потому вряд ли будет реагировать на текущие проблемы и конфликты в странах региона.
В свою очередь, Россия — не просто рядом, она внутри Кавказа и Ближнего Востока: в Армении и Сирии она присутствует как военная сила, во всех других странах региона — как равноправный экономический партнер и потенциальный защитник легитимных режимов и традиционных ценностей.

В Сирии это уже давно поняли и оценили, в Иране, Турции и Ираке заинтересованность в укреплении долгосрочного партнерства с Россией растет с каждым годом. В развитии добрососедских и всесторонних отношений с РФ объективно заинтересованы и в Баку. В качественно новую фазу переходят сегодня также армяно-российские отношения.
В такой вот новой конфигурации Ближний Восток вступает в 2018 год, сулящий большинству стран региона надежды на лучшее. Военных конфликтов в будущем году многим из них не избежать, но то, что регион уже защищен как от захвата его террористами, так и от прозападных «цветных революций», это уже бесспорный факт.
Получается, что единственным серьезным фактором эскалации напряженности на Ближнем Востоке остается Госдеп с его инициативой по изменению статуса Иерусалима. Вот почему внимание всех стран региона будет приковано в будущем году к ситуации в Израиле.
Аналогичное внимание мировой общественности будет сосредоточено в 2018 году и на событиях в России. Ведь она сегодня — главный гарант мира на Ближнем Востоке.

Источник

Источник - Русская весна (rusnext.ru)
Автор: mediapuls
Прочитали - 18
Распечатать
Комментировать